Рабочий, копающий яму на улице

Однажды Муршид выходил из ворот Фазал Манзиля, держа меня крепко за руку, чтобы я не мог, как часто бывало, в ажиотаже перебежать через дорогу; тогда он был глубоко поражен, увидев рабочего, копающего под проливным дождем глубокую канаву прямо перед домом, и его руки и одежда были покрыты грязью.
Муршид подошел к рабочему и бережно снял перед ним шляпу, а затем, пожав ему руку, сказал: «Бонжур, Месье». Но, очевидно, бедный рабочий был совершенно ошеломлен от одной мысли, что его приветствовал сам «Король», причем так доброжелательно; и он стоял, оторопев, все время, пока Муршид не сделал несколько шагов, следуя вниз по дороге, где мюриды ждали его и наблюдали за тем, что происходило.
Что удивительно: вместо того, чтобы выразить чувства понимания столь драгоценного примера сострадания, доброты и смирения, который был так прекрасно показан Муршидом, мюриды, увидевшие дружеское отношение Муршида к рабочему, сказали ему, как только он подошел к ним: «Но Муршид, Вы не можете этого делать на Западе. Разве Вы не знаете, что Вам не полагается пожимать руку рабочему?»
Муршид, конечно, сильно опечалился, и с глубоким чувством в голосе, только лишь сказал: «Разве все мы не дети одного Отца?» После чего, они продолжили путь в молчании.
Много лет спустя, когда я шел по той же самой улице, пожилой человек, запыхаясь, подбежал ко мне сзади и спросил: «Кем был тот Король, который жил в этом большом доме именно здесь, на этой улице?» И указывая на дом, он рассказал мне, как много лет назад, он копал канаву, когда внезапно Король вышел из ворот, и: «Несмотря на то, что он никогда не встречал меня, он пожал мне руку с глубочайшим состраданием, сняв даже шляпу с таким достоинством». И он добавил: «Хотя я простой рабочий, никогда не учившийся читать и писать, и даже не верующий в Бога, в этот момент я действительно почувствовал, словно Небеса раскрылись передо мной по милости этого доброго Короля. В его глазах вспыхнул свет, который я с тех пор всегда так ясно вижу, даже по прошествии стольких лет. Загадочное чудо, которое сотворил со мной этот Король, с того дня защищало меня на протяжении всей моей жизни, и дало мне силу и мужество пройти через все суровые испытания этого мира; но что важнее, этот миг был самым счастливым, который я когда-либо испытал в жизни».
Тогда со слезами на глазах он спросил меня: «Кто был этот Король? Возможно, Вы знаете, кем он был и где он сейчас?» «Да, — ответил я, — он действительно был Королем, возможно, Неземным Королем, и сейчас, с небес он постоянно посылает нам искры божественного света, сверкающие вспышками благословений, всегда присутствующий в наших сердцах, когда мы их открываем его любящему водительству».
Затем я поведал ему, что я был тем маленьким мальчиком, который держал Отца за руку, когда мы вместе выходили из ворот; и я пересказал ему в мельчайших деталях всю историю, которую он сам пережил; после чего мы упали в объятия друг друга со слезами, катящимися по нашим щекам.



Чаша саки

Всякая цель имеет свое рождение и смерть; следовательно Бог находится за пределами цели.

Вадан

Звук — это голос жизни; а время — это слово смерти.

Отблески мыслей

Жизнь можно обрисовать в виде здания с дверным проемом меньше роста человека. При каждой попытке пройти через дверь, человек ударяется головой о перегородку и ему не остается ничего другого как склонить голову, проходя сквозь проем. Скромность не обязательно означает слабость; она является чувством, поднимающимся из живого сердца, которое внутренне осознает свою внутреннюю красоту и в то же самое время скрывается под покровом, прячась даже от собственных глаз.

Последние статьи

Теги

Архив