В честь Муршиды Фазал Май Эгелинг

Муршида Фазал Май Эгэлинг родилась 27 марта 1861 года и прожила большую часть своей юности в безмятежном созерцании посреди высоких деревьев и недвижимых вод нидерландского романтического пейзажа.
В конце 1921 года она вдруг осознала цель своего жизненного назначения и без промедления присоединилась к передовым рядам первых посвященных, которых встретил только что зародившийся Суфизм на Западе, приводя в его круг многих друзей и последователей, которые стали ведущими силами в разных направлениях суфийской деятельности.
«Я здесь, Муршид,» — сказала она, приступая к службе Универсального Алтаря, на которой она, как пионер Послания, стояла плечом к плечу со своим Муршидом, с абсолютной преданностью посвящая себя Универсальному Алтарю, воздвигнутому в Фазал Манзиле.
На воротах дома ее Муршида были навеки вырезаны слова благодарности к Фазал Май, Матери Благословений, в сердце которой Фазал Манзил стал символом того самого храма, где под ярким солнечным светом духовного водительства должны произрастать чистейшие плоды самозабвенного служения.
В этом доме каждый предмет предназначался для выполнения какой-нибудь священной обязанности, и каждого члена семьи дорогого ей Муршида она нежно любила, видя в нем живое свидетельство Божественного Присутствия. Кроме того, сотни желтых роз она посадила по всему саду в качестве знамен Суфийских идеалов, придавая таким образом форму тем принципам и надеждам, что были ей пронесены сквозь года.
Год за годом каждое воскресенье она зажигала Алтарь Универсальной Службы и преподносила вдохновляющую речь своим ученикам в честь того Дела, которому она посвятила свое сердце и душу, напоминая им снова и снова, что десятки тысяч тружеников будут со временем служить Посланию Бога.
Ее Муршида больше не было на земле, чтобы поприветствовать ее с благословением и подбодрить в одинокой борьбе, между тем ее волосы седели и вместе с падающими осенними листьями здоровье ее ухудшалось.
И каждый день она доставала из своего бумажника одно из тех бережно хранимых высказываний, что было послано из Индии, куда ее Муршид уехал и откуда никогда уже не вернулся. И прижимая эти страницы к глазам, наполненных слезами, она обретала новую силу и вдохновение, чтобы продолжить работу, которую она вела до последнего.
Нет слов, которые могли бы описать возвышенные чувства, которое были испытаны, оказавшись свидетелем того мига чистоты и умиротворенности, что отразился в ее последней улыбке, когда слезы ангельского блаженства текли по ее мертвенно-бледным щекам.
«Муршид, здесь ли Вы?» — прошептала она во вспышке духовной радости, словно уловив взгляд лучезарного образа Муршида, появившегося перед ее просветленной душой.
Глазами, изумленными, но сверкающими искрами преданности, она некоторое время обозревала видение рая, а затем тихо ушла, словно по милости божественного прикосновения. Ее похоронили в Арнеме, в Голландии, в последние декабрьские дни 1939 года.
И да будет ее усыпальница всегда в памяти местом священного поклонения первому Моин-уль-Махаму Универсальной Службы.

«…Мы приносим наше Благоговение,
… наше Почитание,
…и наше Благодарение…»



Чаша саки

13 Дек Любовь развивается в гармонию, а из гармонии рождается красота.

Вадан

Наблюдать с интересом обворажительные поступки малого ребенка – значит участвовать в удивительном пробуждении любви.

Отблески мыслей

Ни одному принципу, каким бы хорошим он ни был, не стоит следовать слепо. Нет никакого благодеяния, если поступая в согласии с принципом, нарушается гармония или же возникают препятствия на пути развития начинаний человека.

Последние статьи

Теги

Архив