В честь Муршиды Фазал Май Эгелинг

Муршида Фазал Май Эгэлинг родилась 27 марта 1861 года и прожила большую часть своей юности в безмятежном созерцании посреди высоких деревьев и недвижимых вод нидерландского романтического пейзажа.
В конце 1921 года она вдруг осознала цель своего жизненного назначения и без промедления присоединилась к передовым рядам первых посвященных, которых встретил только что зародившийся Суфизм на Западе, приводя в его круг многих друзей и последователей, которые стали ведущими силами в разных направлениях суфийской деятельности.
«Я здесь, Муршид,» — сказала она, приступая к службе Универсального Алтаря, на которой она, как пионер Послания, стояла плечом к плечу со своим Муршидом, с абсолютной преданностью посвящая себя Универсальному Алтарю, воздвигнутому в Фазал Манзиле.
На воротах дома ее Муршида были навеки вырезаны слова благодарности к Фазал Май, Матери Благословений, в сердце которой Фазал Манзил стал символом того самого храма, где под ярким солнечным светом духовного водительства должны произрастать чистейшие плоды самозабвенного служения.
В этом доме каждый предмет предназначался для выполнения какой-нибудь священной обязанности, и каждого члена семьи дорогого ей Муршида она нежно любила, видя в нем живое свидетельство Божественного Присутствия. Кроме того, сотни желтых роз она посадила по всему саду в качестве знамен Суфийских идеалов, придавая таким образом форму тем принципам и надеждам, что были ей пронесены сквозь года.
Год за годом каждое воскресенье она зажигала Алтарь Универсальной Службы и преподносила вдохновляющую речь своим ученикам в честь того Дела, которому она посвятила свое сердце и душу, напоминая им снова и снова, что десятки тысяч тружеников будут со временем служить Посланию Бога.
Ее Муршида больше не было на земле, чтобы поприветствовать ее с благословением и подбодрить в одинокой борьбе, между тем ее волосы седели и вместе с падающими осенними листьями здоровье ее ухудшалось.
И каждый день она доставала из своего бумажника одно из тех бережно хранимых высказываний, что было послано из Индии, куда ее Муршид уехал и откуда никогда уже не вернулся. И прижимая эти страницы к глазам, наполненных слезами, она обретала новую силу и вдохновение, чтобы продолжить работу, которую она вела до последнего.
Нет слов, которые могли бы описать возвышенные чувства, которое были испытаны, оказавшись свидетелем того мига чистоты и умиротворенности, что отразился в ее последней улыбке, когда слезы ангельского блаженства текли по ее мертвенно-бледным щекам.
«Муршид, здесь ли Вы?» — прошептала она во вспышке духовной радости, словно уловив взгляд лучезарного образа Муршида, появившегося перед ее просветленной душой.
Глазами, изумленными, но сверкающими искрами преданности, она некоторое время обозревала видение рая, а затем тихо ушла, словно по милости божественного прикосновения. Ее похоронили в Арнеме, в Голландии, в последние декабрьские дни 1939 года.
И да будет ее усыпальница всегда в памяти местом священного поклонения первому Моин-уль-Махаму Универсальной Службы.

«…Мы приносим наше Благоговение,
… наше Почитание,
…и наше Благодарение…»



Чаша саки

19 Авг Не замечай ошибки другого, даже самой большой, однако ни в коей мере не принимай в ней участия.

Вадан

Все, что было сделано и нельзя изменить, я отдаю судьбе; однако чувствую ответственность за все, что еще надо сделать.

Отблески мыслей

Сила, позволяющая человеку контролировать свои реакции, может показаться лицемерием для тех, которые еще не поняли значения овладения мастерством над своим "я".

Последние статьи

Теги

Архив